Медиа

Tomorrow's Lawyers, подход третий

Новое в юридической сфере
Будущее юридической профессии. Прочтение по книге Ричарда Сасскинда Tomorrow's lawyers

Ричард Сасскинд - один из самых известных визионеров юридической профессии. Он - автор массы книг и статей на эту тему и не нужно ходить дальше сайта Amazon, чтобы в этом убедиться.

Его последний труд - третье издание книги Tomorrow's lawyers - это сгусток наблюдений за тем, как меняется наша с вами работа на наших глазах.

Здесь я позволил себе привести лишь некоторые из показавшихся мне наиболее интересными тезисы авторства Ричарда.

Итак, поехали:
Революция в юридической профессии произойдет, когда традиционный подход к консультированию юристом клиента «один на один» перевернется в юридическую поддержку одновременно широкого круга клиентов с помощью онлайн сервисов. Вместо продажи времени (billable hours) - продажа лицензий на использование данного контента
Юридические фирмы не создают инновации. Мало кто будет готов рубить сук, на котором сидит. Поэтому от традиционных юридических фирм не стоит ожидать реальной трансформации рынка юридического сервиса. Это за них сделают другие.
Современная (точнее сказать, текущая) юридическая школа не готовит юристов к будущему. Даже те школы, которые дают студентам практические навыки (как смотреть договоры, выступать в судах, готовить заключения, какие то основы мягких навыков, знания бизнес процессов - чем дальше перечисляю - тем более сужается их круг), а их тоже не много, особенно в России, не дают навыков, которые потребуются после революции в нашей профессии, после появления новых ролей в юридическом мире (их перечень – далее)
Более дешевая рабочая сила из других регионов, массовая стандартизация юридических продуктов, доступность юридических знаний, развитие технологий, даже рост уровня образования людей, уже способных найти ответ на самый необычный юридический вопрос – все это будет забирать у юристов их традиционный хлеб - священные знания.
В данный момент три базовых тренда определяют дальнейшее развитие юридической профессии:
  • More for less - еще больший запрос на услуги юристов, но еще меньшая готовность платить за них
  • Либерализация рынка юридических услуг - легкость входа на него за счет отсутствия регуляторных запретов и вседоступности юридической информации
  • Развитие технологий
«По словам Курцвейла, к 2050 году средний desktop будет обладать большей вычислительной мощностью, чем все человечество вместе взятое. Можете называть меня радикалом, но мне кажется, что если мы доживем до того дня … то, возможно, юристам пора пересмотреть хотя бы некоторые из своих методов работы»
До автоматизации юридических процессов важно, прежде всего, навести в них порядок. Иначе можно получить “mess for less”
«Глобально расходы на юридические технологии составляют где-то от 10 до 20 миллиардов долларов. Это может показаться многовато, но сам мировой юридический рынок приближается к 1 трлн долларов. Кстати, гораздо больше тратится на технологии в сфере финансовых услуг и здравоохранения. Столь же важным является то, что (по моей оценке) более 90% глобальных расходов на юридические технологии приходится на юридические фирмы. Но если разобраться немного глубже, то мой опыт консультирования юридических фирм показывает, что более 90% этих расходов на юридические технологии приходится на системы бэк-офисов (ноутбуки, серверы, центры обработки данных, лицензии на программное обеспечение и все остальное), а не на прорывные технологии»
К удивлению, молодые юристы живут в более современном мире выходя из своего офиса, чем когда работают в нем. Они используют самые современные средства коммуникации и работы, будь то соц сети, тик ток, блогинг, живут в смартфонах, пользуются Яндекс такси, просто Яндекс, слушают Алису, иногда читают VC, смотрят интервью на YouTube…. А потом приходят на работу и отбрасывают себя на 15–20 лет назад, не используя ничего из этого в своих задачах. Отчасти это связано с ограничениями по информационной безопасности, безусловно. Но кто мешает построить систему запроса обратной связи от клиентов как это сделано в Яндекс такси? Кто запрещает (не спорю, что кому то и это запрещают) разместить на корпоративном портале пост о каком-то законодательном изменении в форме, аналогичной stories в запрещенной социальной сети? Кто, наконец, мешает внедрять изменения в своих процессах итерационно, как это делают стартап команды или даже Apple, чей каждый выпуск IPhone ставится все лучше и удобнее для клиентов? К сожалению, новые версии IPhone зачастую выходят чаще, чем юристы выпускают обновления к своим регламентам или к формам договоров.
«Давайте внесем ясность в то, что работа за кухонным столом (про удаленную работу) не является долгожданным разрушением бизнес-моделей юристов»
«Почасовая оплата - это институционализированное препятствие для эффективности. Это вознаграждает юристов, которым требуется больше времени для выполнения задач, чем их более организованным коллегам, и наказывает юридических консультантов, которые действуют быстро и эффективно»
«Слишком часто количество часов, затраченных юридической фирмой, имеет мало отношения к получаемой ценности. Младший юрист, который тратит 50 часов на выполнение задачи, иногда может принести гораздо меньшую пользу, чем полчаса работы опытного практикующего специалиста (опираясь на его или ее жизненный опыт)»
Ценообразование большинства юридических фирм продолжает строиться исходя из почасовой системы. Даже если вы получаете cap или fix, в них заложено время работы юристов «на глазок». И это рискованно для самих же юрфирм. Альтернативные формы юридического сервиса (онлайн, прежде всего) снизят цены, после чего себестоимость юридических услуг, создаваемых юридическими фирмами, станет неподъемной. Им придется либо снижать зарплаты, либо сокращать прибыль партнеров, либо меньше проводить клиентских мероприятий… либо переходить на эту новую модель работы.
На вызов «more for less» внешние юристы отвечают фокусом на less (на снижение цены), и в лучшем случае для клиентов и в худшем для себя снижают свою маржу, а в худшем случае для клиента и в лучшем для себя – предлагают клиенту кэпы, фиксы и другие формы alternative fee arrangements (AFA) и просто создают иллюзию экономии для клиентов.
«В каждом юридическом бизнесе, который я посещаю или консультирую, я нахожу значительный объем административной и процедурной работы, выполняемой молодыми юристами. Работа требует больше процесса, чем суждения, больше процедур, а не креативности. Примерами могут служить проверка документов в ходе судебного разбирательства, проведение due diligence, составление базового контракта и элементарные юридические исследования. Вот прекрасная возможность для перемен»
Большой потенциал экономии состоит в коллаборации между клиентами в процессе заказывания общих услуг. Чтобы они покупали что-то общее. Это сделает сервис дешевле для каждого из них
Юридический продукт, как и другие продукты, проходит несколько этапов трансформации:

  • От совершенно индивидуального – к стандартному или типовому. Стандартизация нужна всем - Clients have no interest in paying for re-invention of the wheel.
  • От стандартного – к унифицированному. В данном случае автор имеет в виду следующий шаг в приведении продукта к единообразию – «Там, где задействовано много задач, видов деятельности и людей … автоматизированный рабочий процесс может значительно повысить эффективность юридической работы». Пример - конструктор договоров с его загнанными в систему вопросами. Или Чат бот. Автоматизация документооборота, как правило, имеет дополнительное преимущество в том, что пользователь, отвечающий на вопросы, не обязательно должен быть экспертом по праву или даже юристом.
  • Наконец, на третьем шаге юридические продукты идут по трем путям 1) создаются онлайн (самими клиентами) платно, 2) создаются им также онлайн, бесплатно, 3) оказываются в общем порядке юристом. Приходит на ум аналогия с театром и кино. Сначала был только театр, потом появился также синематограф, который создал возможность (со временем все более стандартную для каждой школы) наслаждаться драмой без необходимости посещения театральных студий.
Одной из ключевых идей Сасскинда является полезность декомпозиции юридических задач на отдельные части, имеющие разную интеллектуальную емкость и разную степень стандартизируемости. Так, не обязательно все, что делается в связи с судебным процессом, называть «Litigation» и покупать у дорогих юридических фирм. Litigation состоит, как минимум, из 9-ти разных действий, каждое из которых имеет разную стоимость. Вот они:

  • Анализ документов
  • Анализ законодательства и практики
  • Управление процессом как проектом
  • Подготовка доказательств
  • Техническая поддержка судебной работы
  • Выработка стратегии и тактики процесса
  • Подготовка юридических документов для суда
  • Прогнозирование действий судьи и результатов дела
  • Переговоры с оппонентом
  • Выступление в суде
И если для выработки стратегии или тактики, действительно, нужен сильный адвокат, партнер юридической фирмы, то для legal research - возможно, свои внутренние юристы.
Безусловно, порой нам сложно разделить единый заказ на части. Но развитие рынка, появление новых технологий юридической работы наталкивает нас на мысль о необходимости по разному подходить к юридической задаче, выделяя из нее «куски», которые можно сделать дешевле.
Другой пример декомпозиции – работа над сделкой. И речь даже не только о уже всеми испробованной практики выделения темы due diligence и передачи ее в то, что ранее было big 4. Речь о том, чтобы изначально выделять вот эти, например, 10 видов задач и требовать от внешних юристов, чтобы они также декомпозировали свой кэп на эти виды работ с соответствующей ставкой и временем. Больше прозрачности – меньше расходов.
«При ближайшем рассмотрении выясняется, что концепция "высококлассной работы" является чем-то вроде мифа — даже в крупнейших мировых сделках и спорах есть существенные компоненты работы, которые могут быть «рутинизированы» и получены из других источников».
Автор выделяет целых 16 форм организации юридической работы. От всем очевидных инсорсинга и аутсорсинга до таких форм как crowd sourcing (угадайте, что это значит применительно к юристам?), leasing (бизнес на секондменте юристов), co sourcing (совместное использование внешних юристов для нескольких компаний-заказчиков). Далеко не все из этого мы применяем на практике, не все нам позволено, не везде есть рынок… но кто мог представить еще лет так 10 назад, что сейчас мы будем искать новую практику скорее не в Консультант плюс, а в Telegram каналах? «Будущее уже здесь, оно только неравномерно распределено».
Также автор выделяет 15 типов прорывных технологий, которые будут влиять на нашу профессию в ближайшие десятилетия (приведу на языке оригинала):
15 типов прорывных технологий, которые будут влиять на нашу профессию в ближайшие десятилетия
Среди них, наряду с такими очевидными как Document automation - это по сути это конструкторы (у нас - DocZilla, у них - LegalZoom, Rocket Lawyer) - можно выделить:
  • Electronic marketplace - «Я использую этот термин для обозначения систем цифровой репутации, которые позволяют клиентам делиться своим мнением о работе и об уровне сервиса, оказываемого юристами (как это делают клиенты отелей и ресторанов); системы сравнения цен; юридические онлайн-аукционы, по концепции мало чем отличающиеся от eBay, но лучше всего подходящие для рутинных и повторяющихся юридических задач. Для юристов, которые привыкли извлекать выгоду из того, что их клиенты не знали, какие альтернативы им открыты, эти технологии по отдельности и вместе изменят рынок. Сегодня эти системы — своего рода социальные сети — все еще находятся в своих ранних воплощениях. Пройдет не так много лет, и они станут такими же распространенными, как влиятельные печатные справочники, в которых последние десятилетия составляют рейтинг юристов и юридических фирм»
  • Платформы открытых разработок (Legal open sourcing) - когда в определенной базе знаний, открытой для общего доступа, выкладываются документы, создаваемые практикующими юристами. Подобно Wiki
  • Юридические сообщества – которые создают почву для более тесного сотрудничества заказчиков юридического сервиса в работе с внешними юристами. Своеобразный симбиоз процессной и технологической инновации.
  • Наконец, это юридические платформы. Единые среды, в которых сконцентрированны контакты всех юристов, которые могут потребоваться для решения юридических задач. С соответствующими отзывами, комментариями, ценами, подробным описанием профилей.. Это путь, когда ты, как клиент, получаешь максимальную прозрачность без привычного для юридического мира таинства. Wildberries, Яндекс, Amazon, eBay, да и социальные сети – это то, через что мы привыкли сегодня заходить на рынок. Если такая платформа, такой MarketPlace появится для юристов, он серьезно изменит рынок
Автор предлагает неплохой frame для определения того, в каких направлениях развивать legal tech решения юридическому департаменту
В каких направлениях развивать legal tech решения юридическому департаменту
Выделяются четыре зоны внимания:

  • На стыке между бизнесом (внутренними клиентами) и технологий – это CRM, это конструкторы документов
  • На стыке между бизнесом и знаниями (знаниями о формах документов, решения типовых стандартных вопросов, возникающих в бизнесе) - система управления знаниями (это то, что мы называем help desks или service desks, когда клиент может получить ответ на свой вопрос без работы с юристом)
  • На стыке между юридическим департаментом и технологиями - программы, позволяющие автоматизировать процессы юридической функции (Jeffit, как пример)
  • Наконец, на стыке между юридическим департаментом и знаниями – внутренние системы юридической функции об управлении знаниями.
Мне показалось, что это неплохой формат систематизации цифровых решений, которые внедрены в юридической функции. Одновременно, он дает возможность понять, где у вас уже закрыты задачи цифровизации, а где – ещё предстоит работа.
«Я должен сразу сказать, что я ничего не имею против небольших фирм. Я просто не могу понять, как этим магазинчикам на углу удастся удержаться на плаву перед лицом супермаркетов, будь то крупные юридические фирмы или онлайн-сервисы»
Тем самым, автор скорее скептически относится к перспективам маленьких юридических фирм, поскольку они будут либо проигрывать большим юридическим компаниям, предоставляющим больше сервиса, имеющим большую подушку безопасности, либо онлайн сервисам, открывающим юридические услуги для менее состоятельных клиентов.
Сильный тренд ближайших лет – трансформация работы юристов в зону превенции. «Будущее принадлежит медицине профилактической», говорил свое время Пирогов. Так у юристов – будущее – за предупреждением рисков. Этот набивший оскомину тезис становится важным двигателем юридической профессии. Подобно службе маркетинга, юристы могут повышать привлекательность своего работодателя, обеспечивая его чистотой с точки зрения законов и других требований. А ведь работать с компаниями, которые соблюдают закон и обязательные требования, всегда более привлекательнее, чем с компаниями, которые допускают нарушения. Таким образом, юристы, работая над минимизацией юридический рисков, тем самым работают над привлекательностью своей компании для внешнего мира – будь то соискатели вакансий, клиенты, поставщики, банки или инвесторы. Не говоря уже о государственных контрольных органах.
«Поразительно, но очень немногие юридические фирмы до сих пор осознали имеющиеся здесь коммерческие возможности»
Другим важным трендом становится нарастающее желание руководителей юридических департаментов делить риски с консультантами. Как минимум, чтобы вознаграждение консультанта зависело от достигнутого эффекта. И чем больше этот risk sharing присутствует предложениях внешних юристов – тем более привлекательны становятся эти предложения для клиентов.
«Когда клиент звонит в юридическую фирму и намекает, что в их бизнесе возникли проблемы, в глубине души партнер фирмы надеется на обратное. При выполнении любой юридической работы клиент неизменно будет молиться о том, чтобы его юридические задачи были рутинными и могли быть выполнены быстро и безболезненно, в то время как юридическая фирма, как правило, будет стремиться к более сложным инструкциям, которые могут занять команду, выполняющую сложную работу в течение довольно долгого времени»
Запрос на инновацию в процессах постепенно захватывает все сферы юридического рынка. Инхаус юрист в данном случай не исключение. Работая бок о бок с такими прогрессивными функциями, как финансы, маркетинг, продажи, находящимися на острие изменений, главный юрист уже не может себе позволить оставаться на задворках корпоративного мира. Это невозможно ни с учётом роста значимости юридической функции в корпорациях, ни в условиях нарастающей сложности внешнего регулирования, ни с учётом жажды оптимизации, которую испытывают руководители корпораций. Управление тем, как главный юрист приносит в компанию юридический сервис – это касается и внутренних юристов, и внешних – будет находиться в фокусе внимания во всех развивающихся компаниях. Главное юристы должны стать таким же инновационными, как их коллеги в корпорациях, а ещё лучше – возглавить это движение, принося в компанию новые организационные идеи, которые будут подхватывать остальные функции и департаменты.
Большинство технологических стартапов юридической сфере не проживут долго. Но та маленькая часть, которая останется на рынке, изменит его. В настоящий момент в мире существует от 3000 до 4000 технологических стартапов в юридической сфере. Это достаточно большое число, с учётом того, что 10 лет назад их было всего несколько сотен. На рынке есть даже несколько единорогов – компаний, которые уже стоит больше 1 000 000 000 $. Это Ironclad, LegalZoom, и Clio.
При этом в данному случае стоит выделить два типа стартапов: 1) те, что меняют рынок и сам способ удовлетворения запроса на юридическую услугу, и 2) те, что только оптимизируют уже сложившиеся подходы к работе юристов. К числу вторых можно отнести стартапы, предлагающие новые средства ввода текста, проверки конфликта интересов, контроля за денежными поступлениями от клиентов, системы CRM. К числу первых - стартапы, создающие решения, делающие привычную роль юристов лишней, как, например, анализ текстов контрактов на AI, чат боты, системы self service, дающие клиенту возможность решить вопрос самостоятельно.
Целый раздел в книге Сасскинда посвящен будущему судебной процедуры. Здесь я бы выделил несколько наиболее важных тезисов:

  • Судья - робот - это не страшно, если его решения основываются на миллионах вынесенных ранее кейсов. Это быстро и непредвзято. В ряде стран рассмотрение дел чрезвычайно затянулось и решение споров с помощью роботов могло бы заметно ускорить получение судебной защиты. Например, в Бразилии бэклог - около 70 миллионов дел
  • Недалёк тот день, когда судебные процессы могут перейти в виртуальную реальность. Здесь – ссылка на уже реальный судебный процесс, который прошел в Мета вселенной. Возможно, это останется в качестве забавного кейса, которые будут приводить на конференциях по технологиям, и в нашей жизни он не закрепиться, а может быть какие-то элементы из этого решения будут воспроизведены на практике. Например, такой судебный процесс позволяет напрочь исключить субъективные факторы восприятия судьей персоналий участников процесса
  • Те кто выступают против правосудия роботов, как правило, приводят в качестве доводы высокий риск ошибки. Но кто исключает эмоциональную ошибку, ошибку, связанную с перегрузкой в работе, другие ошибки судей – людей? И даже если бы эти ошибки исключили и их в реальности не было (а они точно есть) то почему мы считаем, что от промедления в правосудии и от расходов на внешних юристов и адвокатов, которых нужно нанимать для защиты своих прав, люди, которые ищут судебную защиту, теряют меньше? Кроме того, почему исключается фактор коррупции? В случае с автоматизацией судебных процессов она, возможно, не будет исключена полностью, но точно станет меньше
  • Сторонники онлайн правосудия также в его поддержку отмечают существенно большую транспарентность судебного процесса. По большому счёту любой, получив доступ к трансляции судебного процесса, сможет видеть, как судьи – роботы принимают решения
  • Кроме того, альтернативное онлайн разрешение споров может быть предварительным, досудебным этапом, предваряющем реальный судебный процесс, который, возможно, таким образом можно будет избежать
  • Другой интересный тезис – в том, что стоит подумать над разрешением асинхронного предоставления доказательств в суд. Чтобы каждая сторона могла в условный период времени предоставить свои доказательства, сопроводив их устным или видео выступлением, которое после записи могло бы быть рассмотрено судьей в удобный для судьи момент. Подобно записи вебинара на YouTube. Это позволило бы существенно ускорить рассмотрение споров, поскольку стороны не были бы привязаны к необходимости личной явки в один и тот же момент в одно и то же место.
  • Говоря об альтернативных способах разрешения судебных споров, мы часто забываем, что уже сегодня миллионы разбирательств на платформе eBay, например, проходят в автоматическом режиме. Поскольку невозможно представить, как бы эти споры разрешались, если бы предполагали необходимость участия человека в них
Большую (и, на мой вкус, самую сильную) часть книги о новых формах юридических профессий предваряет следующий тезис, с которым не могу не согласиться:
«Суть смещения с юридического на бизнес-фокус заключается в том, что многие проблемы, как для малого, так и для глобального бизнеса, не являются четко упакованными как «юридические». Скорее юридические вопросы неизменно возникают в более широком контексте бизнеса, и их не следует отделять от этого более широкого контекста. В 1996 году я предсказал, что онлайн-сервисы, скорее всего, будут носить междисциплинарный характер».
При этом Сасскинд не исключает, конечно, сохранение традиционной роли юриста - эксперта по праву, который будет консультировать клиента. Но с годами эта роль будет становиться все менее доминирующей, уступая место новым, еще только появляющимся сегодня формам юридической и околоюридической работы.

Ниже - их перечень:
Новые формы юристов
Некоторые комментарии по этим ролям

Legal designers - это не только «упростители текстов договоров”, но и процессные технологи, упрощающие порядок работы юристов по разным направлениям.

Legal knowledge engineer - это те, что упаковывает все многообразие юридических знаний в унифицированные инструменты, подготовленные legal designers и legal technologists.

No - code lawyer - юристы, создающие / адаптирующие простые ИТ решения под нужды своей компании, не прибегая к программированию. Например, это те же конструкторы договоров.

Legal technologists - это уже глубокие программисты в области права

Legal process technologists - это дизайнеры бизнес процессов, в которые вовлечены юристы. Они работают в паре с Legal designers над тем, чтобы процессы были оптимально организованы и закрывали все риски. Они же могут декомпозировать юридические задачи на разные типы по сложности и стоимости.

Legal project managers - это, если выразиться проще, линейные руководители, распределяющие задачи, декомпозированные Legal process technologists, по разным провайдерам, их выполняющим, оптимизируя расходы. Например, вовремя выделяя блок по подготовке несложного отчета из объема работы дорогой литигационного бутика.

Legal R&D

Как выражается автор, юридическая фирма или юридическая служба не могут не думать о развитии и о будущем. Подобно компании Apple, или любой другой крупной компании, у которой есть целые блоки R&D, юридические команды также должны думать о том, как будут развивать свой сервис в ближайшие и дальние годы. Собственно, этим и занимается развитологи от юристов.

И, наконец, Legal Management Consultant – это роль, которую учусь выполнять я, помогая создавать классные юридические команды!

В связи с этим автор предлагает целый набор новых форматов юридических структур, которые будут оказывать юридические услуги по-новому:
Новые форматы юридических структур
Вот некоторые из них:

Legal know how бизнес
«Такие фирмы могут предоставлять ряд услуг юридическим фирмам и инхаус юристам, включая юридические исследования и обновления, рыночную аналитику, предоставление стандартных документов и практических заметок, чек-листы и блок-схемы, наряду с некоторыми традиционными услуги юридической библиотеки. Предложение для рынка заключается в том, что юридические фирмы и внутренние отделы, которые нанимают этих поставщиков, сами уже не нуждаются в содержании собственных библиотек, информационных и исследовательских служб».
Legal leasing companies
По своей сути, это компаний, которые предоставляют во временные на квалифицированные юридические кадры
Law companies
«Яркими примерами здесь являются Elevate и Riverview Law (приобретена EY в 2018 году). Владельцы таких фирм отказались от старых бизнес-моделей. Юридические компании не стремятся копировать пирамидальную структуру прибыли юридических фирм, выставлять счета по часам или работать в дорогих офисах. Вместо этого они держат свои накладные расходы на очень низком уровне, поощряют работу на дому (и делали это до пандемии), у них есть гибкие модели ресурсов, они изобретательно используют технологии и управление знаниями, они передают свои бэк-офисные функции на аутсорсинг, они нанимают паралигалов. Это позволяет им брать с клиентов меньшую плату и при этом оставаться прибыльными.

Значительная часть книги, которую я уже не буду пересказывать, относится к тому, как мы воспитываем будущих юрист, как выглядит наше юридическое образование. Здесь автор достаточно скептичен и предполагает, что сегодня мы учим скорее юристов 20-го века, а не юристов 21-го века.

По словам автора, сегодня в США выпускников юридических факультетов примерно на 10 000 меньше, чем десять лет назад. В то время как выпускники лучших высших юридических школ имеют отличные шансы на получение хорошей работы, тем, кто выходит на рынок из школ с более низким рейтингом, приходится гораздо тяжелее; из некоторых менее 50 процентов получают работу юриста по окончании учебы.

Одним из рецептов он считает более плотную кооперацию университетов с юридическими фирмами и компаниями. В логике, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих

В свою очередь, ниже он переводит список юридических школ, которые дают наиболее современное образование сегодня.
  • University of Miami School of Law (whose LawWithoutWalls is an exciting, part-virtual, international initiative that aims to change the way that law is taught and practised),
  • Harvard Law School (whose programme on the legal profession is an admirable blend of research, teaching, and collaboration between academics and practitioners),
  • Georgetown Law (with their ‘Iron Tech Lawyer Invitational’ competition),
  • Chicago-Kent College of Law (offering a J.D. Certificate Program in Legal Innovation + Technology),
  • Michigan State University (which has a Center for Law, Technology & Innovation),
  • Stanford University with two relevant capabilities (CODEX, a centre for legal informatics, and the Deborah L. Rhode Center on the Legal Profession).
В заключении приведу часть списка литературы, на которую ссылается автор в своей книге.
Это очень важный источник информации о том, что еще интересно почитать о развитии нашей профессии. Чтобы не упустить Legal leadership moment!